Поэтизмы
[Мерайли] [Неожиданности]

Поэтизмы


* * *

Коль я хочу играть словами,
что мне советоваться с вами?
На ноги — хвост, крыло — к плечу...
И вот, лечу.
Куда хочу.


* * *

Нам всем учиться подобает,
когда на то придет пора:
теория, мой друг, сера —
но темен, кто ее не знает!


Самоэпиграмма

Я вкалы-
вал, а дело
стояло
и смотрело.


* * *

Я продаю себя — купите мой товар!
Две пары глаз, гнилых зубов тринадцать пар,
Потертая душа, потрепанное тело —
И мышления смешной и непонятный дар.


* * *

Античный Сфинкс — беспомощный калека
Пред мистикой чинов и степеней:
Чем суетней дела и мысли человека,
Тем гибельней они — и тем страшней.


* * *

Не желаю вырастать,
чтобы только взрослым стать!


* * *

Она бывала простушкою —
        и хитрою, как змея.
И стали ее игрушками
        и я, и мои друзья...


* * *

Мой взгляд потух — и от меня
тепла напрасно ждете:
я не могу вам дать огня,
пока не разожжете.


* * *

Я, быть может,
               тоже рыжий.
Но — пореже
               и пожиже.


Зеркала

Мы все отражаем: дела и слова,
События, моды, плакаты...
А коль у кого-нибудь рожа крива —
То мы в этом не виноваты.


* * *

Радости, конечно,
в жизни никакой —
а во тьме кромешной
видится покой.


* * *

Ну давай вообразим,
что не будет больше зим!


* * *

Ложь очень полезна и людям нужна
затем, что приятнее правды она.


* * *

Из мириад тел рождается одно —
И в мертвый хаос превращается оно,
И кажется, что мир — лишь суетность мгновений,
Что было, есть и будет — все равно.


* * *

Со строки на строчку лезу я...
То — великая поэзия!


Табурет

Когда бы ножки были все равны —
стоял бы я, зады опорой радуя...
Но в этом мире всяк своей длины.
И вот, шатаюсь. Но пока не падаю!


* * *

В этом мире счастья нет —
но бранить его не гоже:
не попав на этот свет,
и на тот уйти не сможешь!


* * *

Если уж надо
                       делать
                                  это —
делайте
              это
                    только летом!


* * *

Мила, приветлива, сердечна,
Блистая в свете, знаешь свет...
Все это твой портрет, конечно,
Но ты сама — чужой портрет.


* * *

Что за прелесть Ваши груди —
Чаши, полные огня!
Этих дьявольских орудий
Залп — смертелен для меня.


* * *

Любви в чужих советах проку нет —
Любовь сама единственный совет.


* * *

Я знаю: ты не свет в чужом окне,
Не искра в субъективной глубине;
Ты — в торопливой вечности мгновений,
Ты — в суетой переболевшем дне.


Интерьерные книги

На нас благородство работы:
тиснение, кожа, сафьян...
А внутренние пустоты —
легкость, а не изъян.


* * *

Кто пеняет на судьбу,
Тот, считай, уже в гробу.
Хватит хныкать! Шевелите
Всеми пядями во лбу!


* * *

Ты в этой жизни полный ноль
И ничего не понимаешь —
Ты лишь старательно играешь
Тебе назначенную роль.

Ну что ж, коль нравится, — изволь,
Считай, что ты земное чудо.
Но я прислуживать не буду —
Ты жалкий шут, а не король!


* * *

Не ищите того, что не надо искать.
Не зовите того, что бессмысленно звать.
Забывайте, когда не надеетесь помнить.
И любите — пока не остыла кровать.


Кончилось лето

Убирайте
тапки.
Доставайте
шапки.


* * *

Что-то с юмором у меня
                                          плохо.
Настроения шутить
                                 нету.
И не то чтобы совсем
                                     сдох я —
но местами однозначно
                                         с приветом.
Ну а коли уж и так
                               подыхаю —
распахну фрамугу
                              без страха,
брошу вниз башку
                              со стихами —
и пошли они все
                            прахом!


Ступеньки

Мы открываем вам вершины,
ведем в подземные глубины...
Но у кого больные ноги —
с такими нам не по дороге!


* * *

Дурак с крупицею ума —
Отвратней не было дерьма!


* * *

Няня Пушкина Арина
родом из-под Санторина —
и в стихах поэта живы
санторинские мотивы!


* * *

Я телевизор не смотрю
и радио не слушаю —
я обожаю соловьев,
я их ловлю и кушаю.


* * *

Излишек
мелких людишек.
Мало
человеческого материала!


* * *

Я спорил до хрипоты —
о чем-то молчала ты.
Рвался мир пересоздать —
ты только смотрела вдаль.
Жил все уметь — и сметь!
Тебе оставалась смерть.
Только теперь узнаю
всю боль и мудрость твою.


* * *

Жизнь, как всегда, обманчиво пуста:
На все своя найдется правота —
От многих правд мы к истине стремимся,
А истина — все та же суета.


Евроглобалист

Как я хочу, чтобы землю мою населяло единое племя —
Чтобы один был язык, и не стало границ и таможен...
Пусть европейцы заявят гордо: мы жители мира! —
Даже если они темнокожие будут китайцы.


* * *

Нет злобы к осколкам презренного класса.
С открытой душой поднимаю бокал
За ваше здоровье, до смертного часа, —
И чтобы этот час поскорее настал!


* * *

Не осталось у него
ровным счетом ничего.


Люстра

Когда хотят повесить — не беда.
Пока кристальна честь, и дух бесстрашен —
Найдутся лампочки и провода,
Контакт — и станет жизнь светлей и краше.


* * *

Не забудут наши люди
Пахельбеля с Букстехуде!


* * *

Ты —
мне:
сты-
нет...


* * *

У кого веселый нрав,
у кого завидный норов;
кто пропустит — станет брав,
кто нажрется — станет боров...


* * *

Пусть на улице мороз,
но в душе — букетик роз!


* * *

Вокруг — изобилие тем...
А я занимаюсь не тем.
И если мы все — темы,
какие-то все не те мы...


* * *

Кто за деньгами, кто за славой...
Один на всех конец кровавый.


* * *

Плети лета,
Лук разлук,
Весть рассвета,
Рупор рук,
Тайна стали,
Смех мехов...
Вы устали?
Я готов.


* * *

Ученье, безусловно, свет.
Но в нем без теней — жизни нет.


* * *

Надевайте
ваши маски —
и гуляйте
без опаски!


* * *

Что-то где-то
в этом роде
у поэта
на подходе...


* * *

Человечеству нужна
гробовая тишина —
лишь она всему начало,
и конец всему она.


* * *

От полуденных щедрот
ночь нескоро отдохнет...


* * *

Человеческое тело
телом быть не захотело,
попыталось полететь —
но, увы, не полетело.


* * *

Произойдет
случайно...
Что остается?
Тайна.


* * *

Много ли надо?
Пудра, помада...
Но разве это —
мечта поэта?


* * *

Мы научились говорить,
и вдохновляться, и творить...
Но все же мы не люди — мы
не захотели быть людьми.


* * *

Махать ушами научили дурака.
И — ноль эффекта.
Кроме сквозняка.


* * *

На каждый случай
                                один совет:
себя — мучай,
                          других — нет!


* * *

Заведения, учреждения...
Рассуждения и наслаждения...
Если повода нет
Народиться на свет —
Будем праздновать день вырождения.


* * *

Не обворожительный —
но очень положительный.


* * *

Двойная смерть вдвойне ужасней,
больней вдвойне:
ни я в мире не задержался —
ни он во мне.


* * *

Есть имена — а я лишь звук пустой.
Мои дела, и строки, — сплошь отстой.
Ни для кого. Вы, безусловно, правы —
Ну и целуйтесь с вашей правотой!


* * *

Не сбежать от мелких бед
никуда не скрыться:
они даже на тот свет
могут просочиться.


* * *

Как у всех, как всегда:
проводить и забыть,
отдал дань — и уже не в долгу...
Только вот, ведь, беда:
не сумел проводить —
и забыть никогда не смогу.


* * *

Творчество без вдохновения —
это тоже
               достижение.


* * *

От скандалов
до оваций —
все бы залу
волноваться!


* * *

Жизнь коротка.
Это пока.


* * *

Если хоть где-то
в розовом цвете сад —
значит, планета
все еще вертится.


* * *

Не кайтесь! Ваши откровения
выводят бога из терпения.


* * *

То ли во благо, то ли во зло —
а все одно: не повезло.


* * *

В вашем труде,
не обессудьте,
много идей —
мало сути.


* * *

Не любил,
не любим...
Ни себе,
ни другим.
Не пиши,
не дыши...
Ни гроша,
ни души.


* * *

Я здесь давно,
но я не старожил:
жить мог бы, но
зачем? — и я не жил.


* * *

Я знаю, в чем моя вина.
Мне ваша правда не нужна.


Дорога

От сих — и до сих. Никуда не веду.
Не сдвинусь, ни на чуть-чуть.
Но если все же по мне идут —
это и мой путь.


* * *

Кто-то умеет
любить.
Труднее
в любви не быть,
не помнить,
и не мечтать...
Чтобы любовью
стать.


* * *

Передо мной лежал бумаги лист,
Сияя всей своею белизною...
Он так был чист! —
Пока не познакомился со мною.
Да, я беру бумагу и перо,
И я пишу — быть может, бред чистейший,
Бесцветно, пошло и старо, —
Но я так смог: не больше... — и не меньше!


[Мерайли]