Вредная проза
[Мерайли] [Прозаизмы]

Маздай

Ну что пристали? Расскажи, да расскажи... Возьмите лучше книжку, почитайте. Вон, например, администрирование пингвина — занятная вещь! А мне особо говорить не о чем. Ну, какая такая занимательность в жизни рядового програмера? Сижу, скрипты клепаю, чищу данные в базах, юзеров обихаживаю да сервера конфигурю. Дело, можно сказать, обыкновенное. Раньше, хоть, доходная была профессия — а теперь за ценами не угнаться, концы с концами бы свести...

Ладно, черт с вами, слушайте, кому пить надоело. Только предупреждаю: рассказчик я никакой — и словарный запас у меня, мягко выражаясь, не самый литературный: "ping-trace", "if-else", "on error goto"... Так что, в случае чего, пеняйте на себя.

Прошлой зимой, в марте, решил я таки слинять из города на природу — теперь, оно, и не скажешь, зачем. То ли начальство достало, то ли воспоминания детства... Короче, снял я на свои дохлые сбережения дачу в глухой дыре, куда и летом народ наезжает только по обязанности, а зимой выходит еще дешевле. Но WiMax каким-то чудом достреливает, и с ноутбуком можно не скучать. Взял отпуск на две недели, помахал ручкой стойкам в серверной; они мне тоже, эдак, лампочками поморгали — дескать, не забывай... И все. Мобильник выключил, в почту решил не лазить, из принципа. Иначе юзера расслабиться не дадут. Продукты сразу на весь срок закупил — много ли мне надо! В общем, залег в берлогу.

Первые трое суток даже на веб не заходил — отсыпался за все пропащие ночи. Потом стал понемногу выползать. Мороз тогда стоял, кто помнит, градусов под двадцать с хвостиком. Снег скрипит, деревья шуршат, звезды рядами на небе — прямо коммутационный шкаф! Насчет живности по такой погоде не особенно, попрятались все. Но если днем солнце проклюнется — кто-то пищит неподалеку, вроде факса. Так что вполне весело.

Больше недели, конечно, не выдержал — стал понемногу присматривать за системами, подправлять мелкие грешки... Полезные статейки в Сети присмотрел, для самообразования. Когда еще заняться? Одно плохо — в онлайне время начинает путаться, и потом в реале не всегда догоняешь, что для чего. Впрочем, на отдыхе это все едино.

За пару дней до конца срока вынырнул как-то из сетей... На часах полседьмого — то ли утра, то ли вечера. За окном темнота. Был на улице раньше фонарь — но рано помер. Хорошо, луна едва стареть начала — и зависла над сугробами, как раз на месте покойника. Стало быть, решил кости размять. Натянул свитер, закутался в китайский пуховик, на ноги старые валенки, стояли тут... Дверь, правда, пришлось слегка попинать — приморозило. В конце концов вылез, побрел по направлению к калитке. Слева сугроб по пояс, справа местами до шапки достает... Нормально. Зима же. Зато воздух чистый, хоть и кусается. Ну, думаю, до забора — и обратно. До забора дошел. Тогда оно и произошло.

Что — что? Не надо меня путать, я и сам по этой части специалист. Мало ли, какие шутки в природе... Не все удается объяснить, тем более с засетеванными мозгами. По опыту, в таких случаях лучше и не пытаться. Перезагрузить операционку — авось, само пофиксится. Нет — тогда и думать будем...

Да... Странно все получилось. Но уж, что было — то было. Сейчас, подниму логи — восстановлю картину...

А картина была такая: на улице, прямо за калиткой стояла какая-то девица и что-то там ближе к лесу рассматривала. А из одежды на ней — одни духи. То есть, буквально. Что ржете, охломоны? Мне было не до смеха. Сами посудите: ну на кой мне лишний народ на отдыхе? Но оставить ее так — тоже нехорошо. Вымерзнет ведь, как стадо динозавров. Опять же, светать начинает (ага, все-таки утро). Еще увидит кто ее в таком виде у моей дачи — объясняй потом кому-нибудь что-нибудь... Делать мне больше нечего! Непорядок.

Значит, решился я выйти туда, к ней. "Здравствуйте!" — говорю. Обернулась, но в ответ ни звука. Смотрит в упор, как на обезьяну в зоопарке. Вероятно, так я и выглядел: небритый, морда опухшая, одежка драная — пух лезет. Но все равно неприятно. Стал объяснять по доступным каналам, что я тоже человек, и не надо меня садировать зрелищем замерзающей дамы. Короче, она в конце концов поняла, что я ее в дом приглашаю. И даже согласилась накинуть на плечи мой пуховик, для тепла и приличия.

Пошли мы к дому по той же дорожке, между сугробов. Но шла она тоже не как все. Вроде бы, переступает ногами — но ощущение — будто земли вообще не касается, скользит поверх. Ну, не мое дело — чужие привычки обсуждать. Открыл ей дверь, запустил внутрь. Стал соображать, в какой последовательности дальше программироваться. По любому, надо бы минимальную одежонку перво-наперво. Потом накормить чем осталось, да к огню поближе. Пункт первый реализуется путем шмона по остаткам от хозяев — удалось найти кое-что женское, если это можно так назвать. Пытался объяснить, как его надевают, — полное фиаско. Не врубается в упор. Сбросила пуховик в прихожей — и порхает по комнате тем же манером, вскользь по-над полом. Ладно, допустим, что это фича такая. В конце концов, меня оно не напрягает. Затруднения будут позже. По крайней мере, значит, ей не холодно — одной заботой меньше.

Со вторым пунктом тоже не сработало. Заманил на кухню, извлек из холодильника колбасу с сыром, полбатона плюхнул на стол, согрел чаю... Не воспринимает. В качестве демонстрации погрыз сам немного. Смотрит, как на идиота. Допускаю, что вид у меня действительно был идиотский. Вы бы на себя посмотрели в такой ситуации! Летает тут, по дому голая девица, явно нездешняя, и по-нашему не понимает... Куда я ее, такую, предъявлю? Мне же уезжать скоро.

Да ну вас! Мне за это и не думалось. Я же не маньяк озабоченный. Что я голых баб не видел? Вон, их, на вебе — хоть штабелями укладывай. А эта... Как бы это подоступнее... Я уже говорил про духи. Так вот, она хоть и голая была — но вроде бы и одетая, запах на ней какой-то самостоятельный, плотный, непроницаемый, как одежда. Нет, не сильный, даже наоборот. Но эффект одетости — однозначно.

Вы меня знаете, сочинительством заниматься не умею. Как есть, так и описываю. А что так не бывает — это уже не моя забота. Как хотите, так и понимайте. Сами напросились — я же предупреждал!

Реально, загрустил я. Расстроился. Она, похоже, почувствовала, по-своему. Как-то помягче порхает. И будто приглашает за собой. Следую за ней — а она к моему ноутбуку, и смотрит в экран. А что туда смотреть? — там только скринсейвер прыгает. Подошел, залогинился, завел SSH — работа, как обычно, занимает мозги целиком, и все остальное выветривается. Это я сейчас понимаю, что она таким образом мое настроение на место поставила — соображучая! А тогда, после пары часов у компа, просто успокоился и решил оставить все, как есть. Допускаю, была у меня тайная надежда: вот, оторвусь от работы — и никого, и никаких проблем... Проблемы остались.

Но теперь меня они не волновали. Как-то мы, вроде бы, уже подружились. На красивую девушку приятно посмотреть, пусть она и со странностями. Я даже побрился по такому поводу. Сомневаюсь, что от этого обезьяны во мне убыло. Но все-таки.

Так и прожили весь день. На улицу, конечно, не выпускал. Во избежание. Но общаться с ней было приятно — к вечеру понимали друг друга без слов, словно бы разговаривали. И будто бы она что-то рассказывала про себя — а мне про себя и рассказывать нечего. Не помню я подробностей. Мне они без надобности.

Ночью решил не сидеть в Сети — отоспаться перед возвращением. Залег на свой топчан и задрых без задних ног. Только слышал ее запах где-то поблизости — уютно так, по-домашнему...

Наутро вижу: здесь она, крутится вокруг ноутбука и вроде как поглаживает его пальцами, почти незаметно. Посмотрел на экран — и обмер. Вместо традиционного рабочего стола — совершенно невероятная путаница линий, цветных пятен, все движется, вибрирует, в монитор не помещается... И странно — комп как бы завернут в странный запах, осязаемый — погладить можно.

В другое время я бы озверел. Ноут — дело интимное, никто не имеет права забирать его под себя. Но ей почему-то было позволено. У нее это получалось просто и естественно. Как скользить над землей.

Ладно, умылся я, то да сё, позавтракал... Аллах с ним, думаю, с ноутбуком. У меня в офисе есть еще один. А этот спишем по старости. Выглянул в окно — и не особенно удивился: сугроб отодвинулся от дома на пару метров, а на обнажившейся земле сплошным ковром распустились цветы — маленькие такие, зеленовато-рыжие, — не то лепестки, не то листья... Пусть будет. Дело житейское.

Когда я вернулся к ноутбуку, она уже закончила. На экране восстановилась привычная картинка, ничто не напоминало о недавнем сумасшествии. Разве что — тень от запаха. Так, совсем немного. Посмотрел — инструменты все на месте, все в рабочем состоянии. Понятное дело — зауважал. Мало кто способен попользоваться чужим компом и не намусорить.

Так что прожили и этот день душа в душу. Но к вечеру стало мне опять не по себе. Утром уезжать — а как с ней быть? Пора что-то делать, на что-то решиться. Очень я это дело не люблю. По части программ — решения принимать легче. Есть производственная задача, есть начальство, которое в случае чего может использовать административный ресурс. А над такими — кто начальник? Да и вообще, можно ли тут начальствовать?

Начал понемногу собирать вещи, чтобы как-то оттянуть невеселый момент. Но какие у меня вещи? На полрюкзака всего имущества. Чую, стоит за спиной — и вроде как приглашает куда-то. Обернулся — а она прямиком к двери. Ну, думаю, сейчас начнется... Да и плевать. Открыл я ей дверь; хотя, похоже, она бы и без меня управилась — просто не хотела поперек идти, из деликатности. Смотрю — утрешние цветочки вымахали под два метра, весь горизонт закрыли. На сердце, понятно, отлегло — пусть идет себе, никто не заметит. Вышла она на крыльцо, встала на кромке растительности, обернулась — чую, зовет за собой. Сделал шаг — нет, не то... А она рукой показывает на меня, выразительно так... Дескать, надо одежду снять. Совсем засмущала. Минуту-другую колебался — слышу, опять зовет, — на этот раз с оттенком тревоги — время, мол, поджимает. Хрен с ним, сбросил все с себя — и бегом к этим, то ли цветам, то ли деревьям. Она вошла первой, листья-лепестки сомкнулись вокруг, совершенно закрыли от глаз. Набрал воздуху побольше — и тоже нырнул. Ощущение — невероятное! Будто каждый лепесток тебя гладит, каждый стебель к тебе льнет, и все это вместе о чем-то по-своему разговаривает. Колдовство чистой воды. Расслабился, согрелся, перед глазами поплыли нездешние картины — фантастика отдыхает! Чувствую — начинают меня эти цветочки на молекулы разбирать, еще немного — и совсем растворюсь.

Вот тут я испугался. Струсил. В чем с прискорбием сознаюсь. Не дорос я до подобных приключений. Что с обезьяны возьмешь? Задергался, рванул обратно. Цветочки меня удерживать не стали: лепестки аккуратно так, не спеша, отклеились, стебли расступились с выражением явного удивления... Но раз решил — пожалуйста. Не принято у них людей силком растворять.

Выскочил на крыльцо, прыгнул в дом. С порога обернулся — никого. Стена цветов стоит молча, ни единого всплеска. Оделся, сел на порог, жду. Ничего. Тут уже и темнеть начало. Пошел внутрь, но дверь на всякий случай оставил приоткрытой. Через час потянуло холодом. Выглянул — а от цветов только бурая кашица на земле, все полегли. И сугроб опять наступает. Пришлось как следует закрыть, чтобы дом не выстуживать.

Я потом еще раз вышел во двор. Холодно, замело все, будто и не было ничего. Оделся получше, прошел до улицы. И там по-старому — тишина да темнота. Так вот и кончилось непонятно что. Мне бы радоваться — можно спокойно ехать с утра, никаких проблем... А на душе погано, подленько так, ноет, зараза, и вообще ничего не хочется. Закинул остатки вещей в рюкзак, даже комп упаковал. Допил последнюю пачку кефира, потом дерябнул кофе покрепче. И сидел всю ночь, тупо глядя в окно.

Жизнь, понятно, берет свое. Пришел в офис — юзера пищат, начальство ругается, сервера виснут, базы глючат, на десктопах блоки питания не тянут... Скучать некогда. Так, потихоньку, пришел в норму. Опять же, немного зарплату накинули — боятся, что совсем уйду в следующий раз. Мало ли, что малохольному в голову взбредет.

Само собой, вспоминается иногда... Я тоже подумывал насчет снов, или еще каких наваждений. Нет, не похоже. Можете меня за психа держать — а было все на самом деле. Понятно, что в голову оно не укладывается. Но, например, самые ходовые компьютерные приложения, бывает, такие побочные эффекты дают — только удивляться про себя. Где-то в исходниках наверняка есть рациональное объяснение, а докопаться до него сложно, да и не нужно никому. Будет новая версия — со своими чудесами.

Глюк? Вряд ли. Скорее, это мы тут все — один большой глюк... А у них все как надо. Чего нам не дано — так, разве что, нюхнуть иногда. И испугаться, и снова в скорлупу...

Очень я с тех пор парфюмерию не люблю. Глупые ароматы, завлекалочка для кобелей. Поменьше бы этой дурости — может, почуяли бы где-нибудь тот, настоящий запах... Ну, вам-то оно не грозит — пиво да сигареты остатки обоняния отшибут. А кому-то, вероятно, хотелось бы. И я бы, наверно, не прочь. Только подобный шанс не выпадает второй раз. И пытаться не хочу. Вот, поползете вы сейчас по домам — а я за свой занюханный ноутбук, и работать, работать... Чтобы не лезла в голову всякая дрянь. Про то, что не я свою судьбу прошляпил, — это у человечества была возможность вылезти из дерьма, но по моей милости сорвалось. И остается нам...

Да ничего, собственно, не остается. Все. Конец истории.

февраль ... март 2011


   [Мерайли]